Вуаль, шелка и кружева.

10:46 

Принцесса Луиза
Сон... Мне так давно не снились сны. Кажется, с самого детства. И всё утро я не могу думать ни о чём другом. Ни о ком другом. Христиан Теодор занимает все мои мысли без остатка. Вчера я словно летала - неужели наконец-то появился тот самый человек, который может полюбить меня, а не мои титул и богатство, человек, которого смогу полюбить я... Человек, который не лжёт. Ведь он не лжёт? Так хочется верить в это, так хочется верить ему. Так трудно поверить кому-то, когда привыкла видеть вокруг только обман и лицемерие. Но у него такое открытое лицо, такая добрая улыбка... И всё же что-то тревожит меня. Этот сон. И снова мои мысли текут по замкнутому кругу. "На новом месте приснись жених невесте," - одними губами повторяю услышанную когда-то присказку. Я вернулась во дворец после того, как довольно долго жила в городе, можно ли считать это новым местом? Что приснится мне здесь? Хотя, это всё, конечно, глупости...
Я вернулась во дворец. Внезапно понимаю, что мой милый учёный не знает об этом. Надо послать ему записку, что я была бы не против увидеться с ним.
*Принцесса достаёт письменные принадлежности, с мечтательной улыбкой на губах быстро пишет на листе бумаги несколько слов и вызывает лакея, чтобы тот доставил конверт господину учёному в гостиницу Пьетро.*

URL
Комментарии
2012-04-03 в 13:47 

Теодор Христиан
Пространственное оптическое явление, выражающееся зрительно уловимым силуэтом, возникающим благодаря присутствию объекта и источника света.
Лакей является по зову Принцессы практически мгновенно, и на какой-то миг ей почти чудится, что он только что неслышно отделился от стены, а не вошел в комнату через дверь. Его лицо скрыто, кажется, тёмными очками, но точнее не позволяют разглядеть пряди волос и то, что, выслушивая адрес доставки, он низко опускает голову и, выказывая почти самоуничижительное почтение, не смотрит ей в лицо. Изчезает он так же молниеносно, напоследок согнувшись в земном поклоне, и вскоре вылетает из головы Принцессы полностью, как будто его и не было. Остаётся только спокойное ощущение того, что письмо найдёт адресата - так же быстро и четко, как и отправилось в путь.
Сегодня утром мажоржом говорил ему: "Лакей должен быть естественен, как дыхание, и так же незаметен - если человек думает о своём дыхании, он нездоров - а если господин думает о своём лакее, лакей плох". О да, из него явно получился лучший лакей в этом дворце. Когда он станет королём, новой проблемой мажордома будет найти таких, что будут хотя бы в половину так же хороши - потому что, проведя сегодня в переходах дворца свои первые десять минут, он уже увидел, что текущие никуда не годятся.
Быстро возвращаясь к гостинице знакомой дорогой, Теодор почти сразу отбрасывает идею аккуратно вскрыть письмо и прочесть - пусть этим занимается Пьетро, если захочет, а он и так знает, что там написано. Потому что всё то же самое было написано на её лице. Потому что люди вообще вряд ли могут писать в таких случаях что-то непредсказуемое. И еще немного потому, что подобные слова, интонации и обороты почему-то вызывают в нём смутное раздражение.
- Ну, как идут ваши дела во дворце? - шепотом спрашивает Пьетро, принимая почту. Теодор отмечает, что письмо не отправляется сразу же к стопке прочих, ждущих доставки Аннунциатой по комнатам, а остаётся зажатым под конторкой в монструозной руке людоеда. Да, Христиану точно не бывать первым читателем.
- Всё хорошо, месье. Благодарю вас. - Теодор кивает с дежурной улыбкой и исчезает раньше, чем Пьетро успевает открыть рот для следующего вопроса. У него еще много дел. Например, ассистировать мажордому в подготовке встречи министров, что назначена сегодня часом позже...

     

главная